Литература 19 века

Комментарий к книге Дары волхвов

Avatar

Сова Дэниел

Обожаю О.Генри! Эти забавные, поучающие истории! Безусловно нужно прочесть хотя бы Дары Волхвов. Этот рассказ мал, он не займет большого кол-ва вашего времени, но оставит неизгладимый отпечаток в вашем сознании.
Эрнст Гофман, Михаил Вострышев, Рождественские сказки Гофмана. Щелкунчик и другие волшебные истории
Михаил Лермонтов, Белеет парус одинокий
Евгений Богданович, Две великие победы русского флота. Наварин и Синоп
Joseph Conrad, Олмейрова примха
Кнут Гамсун, Мистерии
О. Генри, Дары волхвов
Борис Грінченко, Каторжна
Флегонт Арсеньев, В Зырянском крае. Охотничьи рассказы
Артур Конан Дойл, Оповідання про Шерлока Холмса = The Sherlock Holmes Stories
Чарльз Диккенс, Рождественские истории
Меган Хорхенсен, Капитанская дочка. Истина
Оскар Вайлд, Публіцистика
Юзеф Игнаций Крашевский, Во времена Саксонцев
Оноре де Бальзак, Евгения Гранде. Тридцатилетняя женщина
Натаніель Готорн, Червона літера
Энн Бронте, Незнакомка из Уайлдфелл-Холла. Агнес Грей
Артур Конан Дойл, Спілка рудих = Тhe Red-Headed League
Юзеф Игнаций Крашевский, Орбека. Дитя Старого Города
Всеволод Соловьев, Вольтерьянец
Дмитрий Мережковский, Собрание сочинений в 20 т. Том 9. О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы. Статьи 1880–1890-х гг.

Рецензия на книгу Мистерии

Avatar

Paganist

Тема «чужого» в замкнутом обществе, где все друг друга знают, конечно, интересна. Вот только раскрыть её можно по-всякому.

Некий молодой человек со смутным прошлым, неопределённого рода деятельности под вымышленным именем прибывает в тихий городок. Останавливается в гостинице и начинает непонятную деятельность. Его попытки помочь малоимущим и страждущим сами по себе похвальны, но нелепы на фоне его мыслей и других поступков. Он мечется из крайности в крайность, влюбляется в кокетку, но решает жениться на старой деве. Что ещё? Алкогольные излияния, споры о политике и литературе, где ГГ безжалостно критикует всех и вся, кроме неких избранных, и прочие «напряжённые» будни.

Образ получается противоречивый. Противостояния «человека извне» с устоявшейся системой, укладом городка (как указано в аннотации) не получается. Я увидел типичного невротика, который из-за безделья мается, не находя выхода своим истинным желаниям и стремлениям. Вместо того, чтобы заняться каким-нибудь полезным делом, он беспрестанно рефлексирует, при этом обвиняет мир, мещанское общество, человеческие пороки и отдельных людей в своих страданиях. Но страданиях ли?

Была бы у него точка приложения энергии и таланта, он бы так или иначе вылечился от своего уныния. Но он предпочитает бездельничать в попытке убежать от себя. При этом совершенно непонятно, от чего он бежит и куда стремится. Прошлое сокрыто, его род занятий тоже. Разумеется, ничем хорошим это не заканчивается. С одной стороны, печальный и бесславный конец — логический финал его душевным мытарствам. С другой — довёл сам себя до сумасшествия и смерти: что ж, сам себе доктор. Если это то, что хотел показать автор — хорошо. Но никакого бунтаря против закоснелой системы я не увидел. Так, обычный «непризнанный гений», запутавшийся в себе, унылый и бесцветный. Главного героя не жалко. Совсем.

И ещё. В своё время Гамсуна мне советовал хороший друг. Спустя много лет таки добрался до него, взявшись за «Мистерии». Честно — слабо, скучно, неинтересно. Событий мало, болтовни много, идей — кот наплакал, послевкусие — отсутствует. Как итог: хвала небесам, осилил.

При этом автора можно похвалить за хороший слог, за необычную стилистику. В то же время, всё ждал и ждал, когда же наступит нечто эдакое, что поможет найти ответы на множество вопросов, которые возникали по ходу развития сюжета. Но их я так и не получил. Возможно, это такой приём автора, который ввёл «объект без данных» в замкнутую систему, чтобы показать результат их взаимодействия. Но если недостаточно данных, то и невозможно понять, в чём суть такого «эксперимента» и зачем нужно всё, что в романе происходило и к чему пришло.

Роман напомнил мне произведения Достоевского: тоже минимум действий, много разговоров и попыток заглянуть в душу. Но яркой и страстной пронзительности образов Фёдора Михайловича у Гамсуна я не увидел. Да и совсем неподходящее название для произведения. Никаких мистерий я не разглядел, хотя честно старался.

Боевики
Детективы
Детские книги
Домашние животные
Любовные романы