духовные поиски

Комментарий к книге Стефания. Путь к себе

Avatar

romus-00

Понравилась. Хороший язык и небанальная история. Реально захотелось сходить, правда не зимой. Как-то мы больше привыкли к комфорту. Но героиня крута если на такое прошла.

Хусан Турсунов, Врата рая
Марго Генер, Стефания. Путь к себе
Айнур Везирова, Мудрость души. Wizened soul
Лана Свет, В поисках родной души. Вечные половины в потоке мироздания
Александр Хакимов, Карма. Как обрести высшую цель в своей жизни?
Хавьер Гарридо, Христианский целибат. Величие и нищета
Наталья Росина, В поисках своего ковчега
Бхагаван Раджниш (Ошо), Глиняные лампы. 60 притч и рассказов, которые зажгут твое сердце
Алексей Макушинский, Остановленный мир
Муджи, Просторнее неба, величественней пустоты. Кто ты на самом деле
Роман Брандштеттер, Избранные стихи (сборник)
Ян Добрачиньский, Письма Никодима
Федор Достоевский, Идиот
Алексей Осипов, Зачем человеку Бог? Самые наивные вопросы и самые нужные ответы
Папа Рамдас, В видении Бога
Дмитрий Тюпа, Пути человеческие (сборник)
Ян Добрачиньский, Тень отца
Валентина Францишко, Число 108 – космический таймер эволюции, или «Очи» Бога
П. Россиев, На Севере диком. Церковно-историческая повесть
Сергей Тюленев, Других у Бога нет

Рецензия на книгу Идиот

Avatar

Wolf94

Давно, очень давно, что-то стукнуло в голове и пригорело проесть что-нибудь у Достоевского. Думала, то порыв временный и быстро отпустит, но нет, не тут-то было. Осознание того, что уроки литературы затрагивающие роман «Преступление и наказание» — полностью привили чувство отвращения к такому рода литературы, и полное непонимание автора, что «временный» порыв казался странным. Шло время, но навязчивое желание не отпускало, а лишь усиливалось. Взгляд падал лишь на «Идиота», прям внутренний голос трубил во всю, что именно этот роман мне понравится. Откуда такая уверенность – не знаю. Решила долго не затягивать и пошла приобретать книгу. В тот же вечер я погрузилась в этот удивительный роман! Оторваться было невозможно! Но эти чувства возникли тогда – давно, неутолимая жажда вновь открыть для себя «Идиота» и вновь взглянуть на героев, в конечном итоге привило к тому, что перечитала роман. Уж простите за такое длинное вступительное слово, это все от переизбытка чувств! Не буду больше томить и перейду же к самой сути.

Очень многие остаются в смешанных чувствах по отношению к героям. Странные, противоречивые персонажи, в душе которых, черт ногу сломит, что творится! Я не буду заострять внимание на второстепенных героев, от их присутствия и разглагольствования становится лишь тяжелее усваивать информацию, да и не они были для меня главными. Свое внимание я заострю на следующих лицах: Князь Лев Николаевич Мышкин; Настасья Филипповна и Аглая Ивановна.

Князь Мышкин и Настасья Филипповна.

— А князь для меня то, что я в него в первого, во всю мою жизнь, как в истинно преданного человека поверила. Он в меня с одного взгляда поверил, и я ему верю.

Определенно для меня остается тяжелым, что все же закончилось так печально. Какой бы не выставляли Настасью Филипповну, какой бы безумной и жестокой ее не описывали, она не такая. Я словно смотрела на нее глазами Мышкина. И мне безумно больно осознавать, что на их долю выпала такая ноша. Думаю, что они были бы по-настоящему счастливы, на сколько это вообще было возможно. Но Настасья Филипповна не могла быть счастлива. Она целиком и полностью осознавала свое положение и только Князь ее увидел реальную. Ей страшно было представить, что кто-то может действительно ее полюбить. Давайте будем честными, что в тот период времени, девушка, не сохранившая невинность, пусть и не по своей воле, приравнивалась к шлюхе. И никто, повторяю, НИКТО не думал иначе! Я считаю, что Лев Николаевич в действительности любил, как может любить, только он. Да и Настасья Филипповна его искренне любила, хоть и не показывала этого.

-- Вас струсила? -- спросила Аглая, вне себя от наивного и дерзкого изумления, что та смела с нею так заговорить.

-- Конечно, меня! Меня боитесь, если решились ко мне прийти. Кого боишься, того не презираешь. И подумать, что я вас уважала, даже до этой самой минуты! А знаете, почему вы боитесь меня и в чем теперь ваша главная цель? Вы хотели сами лично удостовериться: больше ли он меня, чем вас, любит, или нет, потому что вы ужасно ревнуете...

Князь Мышкин и Аглая Ивановна Епанчина.

Я никогда не видела их парой! Мне все равно, что другие считают. НЕТ! Она никогда не любила его! Она просто не способна на такие чувства! Ума не приложу, почему вдруг ее считают более достойной, чем Настасью Филиппову. Нет, кому и должна была достаться такая ноша, как у Настасьи, так это Аглае! Испорченная, избалованная и жестокая, не просто жестокая, а упивающаяся своей жестокостью дрянь! Мне она решительно с первого же появления не понравилась!

-- Я вас совсем не люблю, -- вдруг сказала она, точно отрезала. Князь не ответил; опять помолчали с минуту.

-- Я вижу, что Аглая Ивановна надо мной смеялась, -- грустно ответил князь.

На один, чрезвычайно, впрочем, осторожный, спрос сестер Аглая вдруг ответила холодно, но заносчиво, точно отрезала:

-- Я никогда никакого слова не давала ему, никогда в жизни не считала его моим женихом. Он мне такой же посторонний человек, как и всякий.

Ее «любовь» вызвана лишь чувством соперничества! Она же не может позволить, что бы ей не восхищались, и как только ведь посмели сравнить ее и какую-то там содержанку Тоцкого! Любил ли ее Князь? Затрудняюсь ответить… Уже кто-то в рецензии отметил, что Мышкину свойственно любить всех, но что до его отношения к Аглае… Нет, не думаю. Его любовь, как сам Достоевский выразился в романе – «…я был счастлив иначе»… Именно такая, другая любовь и нужна Князю Мышкину.

Почему же я не заостряю внимание на Парфена Рогожина? Не знаю, что и ответить. Он мне приятен. Да-да, он не вызывает отрицательных эмоций. Он любит Настасью Филипповну, как может, т.е. своей странной и мужицкой любовью.

Пожалуй надо закругляться. Роман очень большой. Тяжелый. К стилю Достоевского надо привыкнуть, но мое неописуемое счастье, что именно с «Идиота» началось знакомство с автором. Сейчас на полке стоят его книги и простое чувство радости, что в свое время отложила его книги до лучших времен, наконец-то созрели для меня. Всему свое время. И лучше бы дали «Идиота» для изучения на уроках литературы, чем «Преступление и наказание»)

Боевики
Одиночный выстрел

Алекс Орлов

Киллер рядом – к покойнику

Михаил Серегин

ЛУННАЯ ТРОПА. Сказка для всё познавших

Сен Весто

Детективы
…И грянул гром

Фридрих Незнанский

Персональный миф. Психология в действии

Вера Авалиани

Жертвы веселой вдовушки

Дарья Калинина

Детские книги
Попались, которые кусались!

Валерий Гусев

The Launch Boys’ Cruise in the Deerfoot

Edward Ellis

Домашние животные
Попугайчики: содержание, уход и разведение

Эдуард Жердев

Угги. Моя жизнь

Венди Холден

Любовные романы
Разве мне не может быть больно?

Isabelle Wenner

Золотой мальчик, золотая девочка

Татьяна Соколова