Сергей Юрский

Комментарий к книге Игра в жизнь

Avatar

mimiya

Замечательная книга! Мы знаем чудесных Юрского-актера и Юрского-режиссера. В этой книге мы видим Юрского-рассказчика, Юрского-мыслителя – и, поверьте, эти ипостаси ничуть не хуже. Спасибо, Сергей Юрьевич!

Сергей Юрский, Игра в жизнь
Сергей Юрский, Игра в жизнь
Сергей Юрский, Кого люблю, того здесь нет
Сергей Юрский, Провокация: Театр Игоря Вацетиса

Рецензия на книгу Кого люблю, того здесь нет

Avatar

alenanik

Я не знала, что Юрский пишет – прозу, стихи (совершенно замечательные). И отзыв мой адресован прежде всего тем, кто тоже не знал.
Читать воспоминания людей ярких, неординарных - всегда интересно. К сожалению, не так часто они бывают хорошо написаны. Эта книга написана блестяще.
Звучит она, по словам автора, «от переполненного печалью сердца». О самых дорогих людях, которых уже нет. Юрскому довелось близко знать Товстоногова и Раневскую, Евстигнеева и Володина, Швейцера и Покровского….Открывает книгу глава об отце, а завершает – о маме. Часть имён я слышу впервые, часть – хорошо знакома, и воспоминаний о них написано немало. Но Юрскому удалось рассказать об этих известных личностях так искренне и пронзительно, как рассказывают о самом сокровенном. И одновременно так просто и повседневно, что возникает ощущение, как будто ты их знаешь лично.
Пересказывать содержание бессмысленно, но от нескольких цитат не смогу удержаться. :-)
О Товстоногове:

Гога любил повторять такую формулу: «Человек есть дробь, числитель которой то, что о нем думают другие, а знаменатель то, что он думает о себе сам, – чем больше знаменатель, тем меньше дробь»

О Раневской:

Сложен человек. Всякий сложен. Много намешано в человеке. Потому и интересен. Сплетаются нити, ведущие из своего прошлого, с генетическими нитями, тянущимися от предков. Сплетаются дурные и добрые побуждения. Спутываются ясные намерения ума с простыми требованиями жизни. Сердечный импульс дает толчок в одну сторону, а императив физиологии – в другую. Нити общественного долга и личного интереса стремятся быть связанными в красивом узоре, но порой запутываются уродливыми узлами. Каждый сложен. Но если у большинства из нас внутри сложный клубок нитей, то Раневская была соткана из морских канатов. Великолепно крупна и красива ее сложность. И от крупности все противоречия ее личности воспринимались как гармоническая цельность. Редки такие люди…Огромный масштаб. Карта в размер самой местности. Глубина памяти в размер века.

И словами самой Раневской:

Я странная старая актриса. Я НЕ ПОМНЮ МОИХ ВОСПОМИНАНИЙ.

А вот это, на мой взгляд, сейчас актуально как никогда:

Меня больше всего волнует сейчас изменившаяся шкала нравственных ценностей. То, что было в списке добра, ныне – в черном списке. Труд. Количество и качество вложенного труда были критерием оценки, оплаты. Умеренность… также была в числе положительных черт. Теперь умеренная оплата считается полным провалом твоей карьеры. Много трудился – это стыдно, умеренно оплачен – это стыдно. У тех, кто определял нашу культуру, всегда были четкие представления о добродетели, четкие правила. …. Они не были безгрешны и, случалось, нарушали эти правила, но они знали, что это нарушение.

А вот о Володине (написано в 2003 году):

Я не представляю, как бы сейчас играли его пьесы. Театр совсем отошел от естественности, а он... он выражал простую и высокую сущность человека.
Но и человек изменился. Да, за эти несколько лет человек стал неузнаваем.
Саша Володин все более удаляется от нас с его великими творениями. Как же это? Значит, он заблуждался и отразил не подлинную сущность человека, а видимость определенного времени?

И вот здесь я не могу согласиться. Я смотрела «Пять вечеров» в «Современнике» в прошлом году. Эта пьеса до сих пор актуальна, трогательна и понятна. Впервые плакала на спектакле (в финале). Спектакль посоветовал мне мой приятель – как лучшее, что он видел в театре.

О себе в этой книге Юрский почти ничего не говорит. Но за рассказом о других людях видишь и самого автора – его открытое сердце, искренность, способность тонко чувствовать, его гражданскую позицию. Мне понравился такой Юрский. Не только талантливейший артист, но и Личность.

Боевики
Вадим Денисов, Антибункер. Погружение

Вадим Денисов

Юрий Корнеев, Инженер-лейтенант

Юрий Корнеев

Андрей Круз, Нижний уровень – 2

Андрей Круз

Детективы
Николай Леонов, Алексей Макеев, Хирург мафии (сборник)

Николай Леонов, Алексей Макеев

Грицюс Зенонас, Проклятье князей

Грицюс Зенонас

Анна Данилова, Прекрасный возраст, чтобы умереть

Анна Данилова

Детские книги
Татьяна Евстифеева, Лариса Фабарисова, Биологический мониторинг

Татьяна Евстифеева, Лариса Фабарисова

Владислав Стручков, Стихи детям

Владислав Стручков

Домашние животные
Марк Виктор Хансен, Джек Кэнфилд, Марти Беккер, Кэрол Клайн, Куриный бульон для души: 101 история о животных (сборник)

Марк Виктор Хансен, Джек Кэнфилд, Марти Беккер, Кэрол Клайн

Клэр Гест, Бесценный дар собаки. История лабрадора Дейзи, собаки-детектора, которая спасла мне жизнь

Клэр Гест

Любовные романы
Денис Воронков, Агония страсти и ненависти. На грани безумия…

Денис Воронков

Sharon Sala, Sugrįžusi

Sharon Sala