Современная проза

Комментарий к книге Тайные виды на гору Фудзи

Avatar

terrysimple

рекомендую. забавно. вцелом, многое ясно в начале книги, но есть и неожиданные повороты сюжета.

забавный образ искателя мудрости и смысла жизни, забавный образ феминистки.

Виктор Пелевин, Искусство легких касаний
Алексей Иванов, Тобол. Мало избранных
Эрин Уатт, Бумажная принцесса
Людмила Улицкая, О теле души. Новые рассказы
Кристина Риччио, Начать всё сначала
Виктор Пелевин, Тайные виды на гору Фудзи
Ханья Янагихара, Люди среди деревьев
Евгений Горохов, Хроника кровавого века: Замятня
Фани Виталь, Птица на привязи
Валерий Черкасов, Я блогер
Фредрик Бакман, Здесь была Бритт-Мари
Гузель Яхина, Зулейха открывает глаза
Лина Савинская, Причины изменить
Валерий Шубинский, Наталья Громова, Блокадные после
Иван Охлобыстин, Небылицы и думы
Гузель Яхина, Дети мои
Катрин Корр, Неправильные
Сергей Чугунов, HumorНём, или Подурачимся. Бичуемъ смѣхомъ пороки, съ кими нѣсть лезно ратитися
Аэ-Юнг, K-Pop. Love Story. На виду у миллионов
Линор Горалик, Мария Вуль, 203 истории про платья

Рецензия на книгу Зулейха открывает глаза

Avatar

uglyrita

Я хочу отдать должное этой книге. О ней пишут слишком много хорошего, называют и "открытием", и "шедевром", её обложку украшает слащаво-патетическая цитата (не очень уважаемой мною) Людмилы Улицкой, а синопсис её же словами обещает историю "о женской силе и женской слабости". Всё это отпугивает. И всё же стоит отбросить эту мишуру и дать "Зулейхе" шанс сказать самой за себя. А ей есть что сказать.

История раскулачивания, репрессий и тягот жизни спецпереселенцев настолько богата сама по себе, что от автора не требуется придумывать нечто новое, достаточно лишь уважительно отнестись к фактам, бережно собрать всевозможные мелочи-детали и написать о человеческой жизни - хорошим литературным языком, без излишнего, подчёркнутого драматизма, обвинений и оправданий. Именно это и сделала Гузель Яхина.

Признаюсь, я не ожидала, что роман будет настолько хорош, что сюжет захватит и не захочет отпускать до последней страницы, а герои столь глубоко западут в душу. Вопреки многим обзорам и рецензиям, для меня эта книга - вовсе не история о силе женщины и не рассказ о судьбе татарского народа в смутные советские времена. Это всё как-то слишком узко, слишком мало. На самом деле, в этом романе открывается широкий, добротный срез целого поколения, попавшего в жернова эпохи. И жернова эти не пощадили никого: будь то неугодные - раскулаченные крестьяне и "бывшие люди"-интеллигенты, или же вдохновлённые революцией последователи социализма - каждый в итоге хлебнул своего горя.

Роман открывает перед читателем калейдоскоп человеческих судеб, которые переплетаются и сводят в одну точку людей, которым, казалось бы, и не место рядом друг с другом. Героев много и все хороши: маленькая, молчаливая Зулейха действительно поражает своей бесхитростной силой и стойкостью; доктор Лейбе подкупает добротой и бескорыстностью; чета Сумлинских восхищает благородной гордостью... Но интереснее всего было следить за Иваном Игнатовым. Пожалуй, второй по значимости герой, опальный верноподданный советской власти и "неплохой человек", на страницах романа Игнатов проходит путь от непонимания, как можно любить человека больше и ставить выше, чем идею революции, до первого, робкого осознания собственного сочувствия к вверенным на его попечение "врагам народа", и дальше, намного дальше. Именно его фигура привносит в сюжет антиномию, лишает однозначности, не позволяет ему сорваться в "чёрное и белое".

"Зулейха открывает глаза" - это хорошая история, горькая, и всё же оставляющая после себя лёгкий светлый след. Она чем-то напомнила мне недавно прочитанный мною роман Каталина Флореску Якоб решает любить . Не фабульно, конечно, но скользящей между строк главной мыслью. Среди нас есть те, кого не сломать - их много и на них держится всё человечество. И как бы ни гнули их к земле тяготы и трагедии, они выживают, они сохраняют в себе и возрождают цивилизацию и культуру. И в гуще сибирской тайги они обживаются и обустраивают быт, возделывают землю и пишут маслом ангелов, бережно укрывая их от подозрительных глаз начальства в красноармейские кители и крестьянские рубахи.

P. S. А ещё, книга замечательно оформлена. Звёздное небо на обложке перекликается с вплетённым в канву романа татарским фольклором и в итоге отдаёт чем-то булгаковским: "Все пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор. Меч исчезнет, а вот звезды останутся, когда и тени наших тел и дел не останется на земле..."

Боевики
Детективы
Детские книги
Домашние животные
Любовные романы